Система Багратион и ее автор Николай Масалов

Рейтинг брокеров бинарных опционов за 2020 год по надежности:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Самый лучший брокер бинарных опционов. Подходит для новичков! Получите бонус за регистрацию счета:

Система «Багратион» и ее автор Николай Масалов

БАГРАТИОН ПЁТР ИВАНОВИЧ (1765 — 1812) — российский генерал от инфантерии, князь, герой Отечественной войны 1812 г. «Лев русской армии», «наиотличнейший генерал, достойный высших степеней». Потомок грузинского царского дома Багратионов.

Происхождение и военная служба

Согласно справочным данным, Петр Багратион был рожден в Кизляре в 1769 г. Однако, согласно петициям Ивана Александровича, родители будущего генерала Багратиона переехали из Иверии (Грузии) в Кизляр в декабре 1766 г. Таким образом, есть основания полагать, что будущий полководец родился в Тифлисе.
С ранних лет проявил большой интерес и любовь к военному делу, мечтая посвятить себя профессии военного.

Со млеком материнским — писал впоследствии Багратион — влил я в себя дух к воинственным подвигам

Военную службу Петр Багратион начал 21 февраля 1782 г. рядовым в Астраханском пехотном полку, расквартированном в окрестностях Кизляра. С этого времени началась его военная деятельность, которая непрерывно длилась на протяжении тридцати лет.
Войскам на кавказских границах приходилось постоянно находиться в состоянии боевой готовности и отражать набеги неприятельских отрядов. В одном из боев с горцами, Петр был серьезно ранен и оставлен на поле боя в груде убитых и раненых. Его подобрали горцы, ночью собиравшие оружие и принявшие юного Багратиона за своего. Они выходили его, а затем, узнав кто он, из уважения к его отцу, когда-то оказавшему им услугу, отвели без выкупа к русским.

В июне 1787 г. ему было присвоено звание прапорщика Астраханского полка, который был преобразован в Кавказский мушкетерский. В составе этого полка принимает участие в осаде и последующем штурме Очакова 6 декабря 1788 г., одним из первых ворвавшись в павшую крепость.

В Кавказском мушкетерском полку Багратион служил до июня 1792 г., последовательно пройдя все ступени военной службы от сержанта до капитана. В 1792 г. произведен в секунд-майоры и переведен в Киевский кирасирский, а в 1793 г. — в Софийский карабинерный полк. Принимал участие в Польской кампании 1794 г. Во время штурма пригорода Варшавы Праги 24 октября он был замечен А.В. Суворовым и стал его любимцем.

В мае 1797 г. Петр Иванович назначен командиром 7-го егерского полка. В феврале 1798-го произведен в полковники, а в феврале 1799-го — в генерал-майоры. В Итальянском и Швейцарском походах А В. Суворова в 1799 г. генерал Багратион, командуя авангардом армии, взял штурмом цитадель г. Брешиа (10 апреля), атаковал и занял г. Лекко, причем был ранен пулей в ногу, но остался в строю, продолжая руководить боем.

6 мая, услыхав выстрелы у Маренго, Багратион объединился с австрийцами, великодушно уступив общее командование младшему в чине, генералу Лузиньяну, пристроился к нему с обоих флангов и увлек союзников в стремительную атаку с барабанным боем, попутно пресекая все попытки французов обойти правый фланг. Попытка французов прорваться в Геную не удалась.

Я не понимаю ваших мудрых маневров. Мой маневр — искать и бить!

6 июня утром, получив известие о том, что Макдональд атаковал австрийцев на р. Тидоне, Суворов тотчас же взял из авангарда казацкие полки, австрийских драгун и вместе с Багратионом повел их к месту боя. В три часа дня он был уже там и лихой кавалерийской атакой задержал натиск французов до подхода пехоты авангарда. Когда она показалась, Багратион подошел к Суворову и вполголоса просил его повременить с атакой, пока не подойдут отсталые, ибо в ротах нет и 40 человек. Суворов отвечал ему на ухо: «А у Макдональда нет и по 20, атакуй с Богом! ура!» Багратион повиновался. Войска дружно ударили на неприятеля и отбросили его в большом беспорядке за Тидоне. Макдональд собрал свою армию на Требию и 7 июня принял на левом ее берегу новую атаку Суворова, во время которой Багратион был ранен во второй раз, но и эта рана не вывела его из строя.

В военной службе первейший предмет — воинский порядок, субординация, дисциплина, единодушие и дружба

Затем последовал легендарный поход суворовских войск через Альпы в Швейцарию. Багратион шел то во главе походной колонны, первым принимая на себя все удары противника и преодолевая природные преграды, то в арьергарде — сдерживая натиск французов, и к концу кампании в полку Багратиона оставалось всего лишь 16 офицеров и 300 нижних чинов. Сам он был в третий раз за эту войну ранен в сражении при Клентале. По возвращении в Россию Багратион был назначен шефом лейб-егерского батальона, переформированного впоследствии в полк, и оставался им до своей смерти.

Итальянский и Швейцарский походы прославили Багратиона как превосходного генерала, и показали наиболее отличительные его черты характера — исключительные хладнокровие и храбрость в бою, быстрота и решительность действий, умение максимально использовать удобный момент в ходе боя. Слава о мужестве и бесстрашии Багратиона быстро и широко распространялась среди солдат и офицеров русской армии.

Господам начальникам войск вселить в солдат, что все войска неприятельские не иначе что, как сволочь со всего света, мы же русские и единоверные. Они храбро драться не могут, особливо же боятся нашего штыка. Наступай на него! Пуля мимо. Подойти к нему — он побежит. Пехота коли, кавалерия руби и топчи!
Ударим дружно и победим врага. Тогда нам честь, слава и благодарность родины, а любезному отечеству нашему победою врага, дерзнувшего вступить в землю русскую, принесем спокойствие и самое блаженство

С началом первой войны России с Наполеоном, в 1805 г., Багратиону вверен был авангард армии Кутузова. Правда, из-за капитуляции австрийской армии под Ульмом русский корпус встретился лицом к лицу с семью корпусами французов и вынужден был отступить. Прикрывать отступление должен был оставшийся в арьергарде Багратион, на протяжении 400 верст сдерживавший атаки неприятеля. Ему пришлось и второй раз спасать русскую армию, когда вслед за Ульмом последовала капитуляция Вены. Положение было еще более серьезным, так как наполеоновские войска были брошены наперерез отступающим русским. Кутузов приказал во что бы то ни стало задержать французов, хотя бы для этого ему пришлось пожертвовать всем своим отрядом да последнего человека. Прощаясь с Багратионом, Кутузов перекрестил его, как обреченного на смерть. Так же смотрела на Багратиона и его отряд и вся армия, зная, что от его стойкости зависит ее участь. Багратион поклялся устоять. И слово сдержал. В течение 8 часов его отряд подвергался яростным атакам, нес серьезные потери, но позиций не сдавал. Его воины не ретировались даже тогда, когда дивизия Леграна зашла в тыл. Лишь получив известие о том, что армия Кутузова вне опасности, Багратион сдал позиции, врукопашную пробился сквозь кольцо окружения, даже захватив пленных и одно французское знамя.

За этот блистательный подвиг Багратион был произведен в генерал-лейтенанты, а 6-й егерский полк, первый из полков русской армии, получил в награду серебряные трубы с Георгиевскими лентами.

После соединения Кутузова с корпусом графа Буксгевдена русская армия перешла в наступление и отряд Багратиона снова стал авангардом. По пути к Аустерлицу Багратион разбил войска неприятеля под Вишау и Раусницей. 2 декабря на Аустерлицком поле авангард Багратиона составил крайний правый фланг боевого расположения союзной армии и, когда колонны ее центра были рассеяны, подвергся жестокому натиску победоносного противника, но устоял и прикрыл отступление разбитой армии, снова став ее арьергардом. За Аустерлиц Багратион был пожалован орденом Св. Георгия 2-го класса.

В кампаниях 1806-1807 гг. Багратион отличился в сражениях у Прейсиш-Эйлау и под Фридландом в Пруссии. Наполеон составил мнение о Багратионе как о лучшем генерале российской армии. В переломные моменты боя он, подчас спешившись, шел в атаку или к боевому рубежу, не щадил ни себя, ни врага. Генерал яростно наступал и упорно оборонялся, чем рушил планы противника и давал возможность союзным войскам перестроиться либо отступить. В сражении у Фридланда отряд Багратиона составлял левый фланг расположения русской армии. Когда войска не выдержали и в расстройстве начали отступать, Багратион со шпагой в руках ободрял Московский гренадерский полк, остатки которого окружили его лошадь, напоминая солдатам их подвиги в Италии с Суворовым… Но все было напрасно. Даже семеновцы и павловцы дрогнули и осадили назад. Тогда Багратион, желая хоть сколько-нибудь сдержать натиск французов, приказал полковнику Ермолову привести из резерва какую-нибудь артиллерийскую роту. 16 часов пробыл Багратион в самом пекле этого жестокого боя и затем еще 5 суток сдерживал противника, преследовавшего русскую разбитую армию, шедшую к Тильзиту. За Фридланд Багратион был награжден золотой шпагой, украшенной алмазами, с надписью «За храбрость».

В русско-шведской войне 1808-1809 гг. командовал дивизией, затем корпусом. Руководил Аландской экспедицией 1809 года, в ходе которой его войска, преодолев по льду Ботнический залив, заняли Аландские острова и вышли к берегам Швеции. Весной 1809 г. был произведен в генералы от инфантерии.

Во время русско-турецкой войны 1806-1812 гг. был главнокомандующим Молдавской армией, руководил боевыми действиями на левом берегу Дуная. Войска Багратиона овладели крепостями Мачин, Гирсово, Кюстенджа, разгромили у Рассавета 12-тысячный корпус отборных турецких войск, нанесли крупное поражение противнику под Татарицей.

С августа 1811 г. Багратион — главнокомандующий Подольской армией, переименованной в марте 1812 г. во 2-ю Западную армию. Предвидя возможность вторжения Наполеона в пределы России, Петр Иванович выдвинул план, который предусматривал заблаговременную подготовку к отражению агрессии.

Отечественная война 1812 года

В начале Отечественной войны 1812 г. 2-я западная армия располагалась под Гродно и оказалась отрезанной от основной 1-й армии наступавшими французскими корпусами. Багратиону пришлось с арьергардными боями отступать к Бобруйску и Могилеву, где он после боя под Салтановкой перешел Днепр и 3 августа соединился с 1-й западной армией Барклая-де-Толли под Смоленском.

Я никак вместе с военным министром не могу… И вся главная квартира немцами наполнена так, что русскому жить невозможно и толку никакого

Джордж Доу. Портрет П.И. Багратиона. Не позднее 1825 г.
Военная галерея 1812 года в Зимнем дворце. Государственный Эрмитаж

Багратион выступал сторонником привлечения к борьбе с французами широких слоев народа, был одним из инициаторов партизанского движения. При Бородине армия Багратиона, составляя левое крыло боевого порядка российских войск. И именно на это крыло французский император нацелил свой главный удар. По традиции того времени к решающим сражениям всегда готовились как к смотру — люди переодевались в чистое белье, тщательно брились, надевали парадные мундиры, ордена, белые перчатки, султаны на кивера и т.д. Именно таким, каким он изображен на портрете — с голубой андреевской лентой, с тремя звездами орденов Андрея, Георгия и Владимира и многими орденскими крестами — видели полки Багратиона в Бородинском сражении, последнем в его боевой жизни.

По свидетельству очевидцев, князь Петр, когда его несли в тыл, просил передать Барклаю-де-Толли

«спасибо» и «виноват»: «спасибо» — за стойкость соседней 1-й армии в сражении, «виноват» — за все, что раньше Багратион говорил о военном министре.

Полки Багратиона отразили все атаки армии Наполеона. Но французы, используя численный перевес, еще более усилили натиск на русских. В критический момент боя Багратион лично повел свои войска в атаку на наседающего неприятеля. Осколок ядра раздробил генералу большеберцовую кость левой ноги. От предложенной врачами эвакуации князь отказался. Полководец, снятый с коня, еще продолжал руководить своими войсками, но после потери сознания он был вынесен с поля сражения. «В мгновенье пронесся слух о его смерти, — вспоминал А.Ермолов, — и войско невозможно удержать от замешательства». Оно было кратковременным, повлекло за собой оставление флешей, но затем русскими воинами, потерявшими своего любимого командира, овладела ярость. Сражение разгорелось с новой силой. На следующий день Багратион упомянул в своем донесении царю Александру I о ранении:

Я довольно не легко ранен в левую ногу пулею с раздроблением кости; но нималейше не сожалею о сем, быв всегда готов пожертвовать и последнею каплею моей крови на защиту отечества и августейшего престола…

24 сентября 1812 года Петр Иванович Багратион умер от гангрены, спустя 17 дней после ранения. Согласно сохранившейся надписи на могиле в селе Сима, он скончался 23 сентября.

В 1839 году по инициативе поэта-партизана Д. В. Давыдова прах князя Багратиона был перенесен на Бородинское поле.

Петр Иванович Багратион принадлежал к полководцам суворовской школы. Как военачальника его отличали умение быстро ориентироваться в сложной боевой обстановке, смелость и неожиданность решений, настойчивость в их осуществлении. Проявлял особую заботу о солдатах, о их здоровье и быте. Пользовался чрезвычайной популярностью в армии и в российском обществе. За всю военную карьеру Петр Иванович Багратион не потерпел ни одного поражения. Героические действия его самого и его подразделений спасли немало жизней, а возможно, были определяющими в исходе сражений.

LiveInternetLiveInternet

Метки

Рубрики

  • Писатели и книги (687)
  • 19 век (85)
  • Бунин (39)
  • Достоевский (24)
  • Чехов (22)
  • Лев Толстой (19)
  • Пришвин (17)
  • Шекспир (14)
  • Куприн (11)
  • Лесков (10)
  • Аксаков (8)
  • Максим Горький (4)
  • Серебряный век (528)
  • Цветаева (118)
  • Блок (62)
  • Ахматова (50)
  • Гумилёв (40)
  • Мандельштам (31)
  • Бальмонт (19)
  • Хлебников (19)
  • Есенин (18)
  • Леонид Андреев (9)
  • Михаил Кузмин (4)
  • Поэты и поэзия (513)
  • Поэты XIX века (128)
  • Лермонтов (26)
  • Рубцов (22)
  • Заболоцкий (20)
  • Фет (16)
  • Анненский (15)
  • живопись (415)
  • Голландия (37)
  • Ван Гог (28)
  • Ренуар (14)
  • Босх (9)
  • Марк Шагал (8)
  • Кандинский (4)
  • композиторы и дирижёры (388)
  • Бетховен (39)
  • Вагнер (25)
  • Шопен (23)
  • Шостакович (19)
  • Моцарт (16)
  • Шуберт (12)
  • Шуман (12)
  • Дебюсси (9)
  • Бах (7)
  • Сибелиус (5)
  • Лист (2)
  • Русские художники (349)
  • Врубель (20)
  • Валентин Серов (14)
  • Левитан (11)
  • Коровин (11)
  • Кустодиев (9)
  • Крамской (8)
  • Иван Шишкин (7)
  • Борисов-Мусатов (7)
  • Васнецовы (6)
  • Кипренский (6)
  • Музыка и музыканты (338)
  • Ростропович (9)
  • Художники и картины (329)
  • Альбрехт Дюрер, (10)
  • Гейнсборо (5)
  • Искусство (273)
  • Волошин (13)
  • Мыслители (254)
  • Леонардо да Винчи (26)
  • Герман Гессе (14)
  • Флоренский (10)
  • Видео и фильмы (230)
  • Тарковские (42)
  • Балет (209)
  • Русские композиторы (203)
  • Римский-Корсаков (21)
  • Скрябин (17)
  • Свиридов (15)
  • Мусоргский (13)
  • Танеев (10)
  • Чайковский (9)
  • Глинка (9)
  • Даргомыжский (4)
  • Артисты (200)
  • Есть женщины . (195)
  • Ольга Берггольц (13)
  • Вне разделов (191)
  • Иван Толстой (28)
  • История России (185)
  • Цветы и поздравления (181)
  • Май (22)
  • На здоровье (180)
  • опера (178)
  • Учёные и открытия (171)
  • Наша Земля (169)
  • Научно-популярное (159)
  • Наши . (154)
  • Шукшин (21)
  • Шаламов (16)
  • Платонов (13)
  • Лихачёв (12)
  • Астафьев (12)
  • космонавты (10)
  • танцовщики (144)
  • нуриев (22)
  • Барышников (20)
  • Цискаридзе (19)
  • Васильев (14)
  • Лиепа (8)
  • Годунов (7)
  • нежинский (4)
  • Лавровский (1)
  • Святые . (137)
  • Города и памятники (123)
  • Cкульптура (121)
  • Микеланджело (19)
  • 1812, 1945 (120)
  • Герои 1812 (14)
  • Пушкин (120)
  • Замечательные люди (118)
  • Замечательные места и промыслы (118)
  • Великие балерины (110)
  • Максимова (20)
  • Анна Павлова (12)
  • Уланова (9)
  • Обучающие материалы (102)
  • Песни и мелодии (99)
  • Природа. Животные (97)
  • Театр и актёры (94)
  • Еда (92)
  • Фотографии (90)
  • Авангард (88)
  • прерафаэлиты (21)
  • кандинский (11)
  • Ларионов и Гончарова (8)
  • Филонов (3)
  • Русские не в России (85)
  • Борис Зайцев (7)
  • Аудиокниги (83)
  • Кто мы (81)
  • Наша родина (77)
  • Наука (75)
  • Славянская культура (74)
  • О Японии (61)
  • ДаКар (58)
  • Рахманинов (58)
  • Пастернак (58)
  • Материаловедение (52)
  • Балетмейстеры (48)
  • Баланчин (7)
  • Минкус (6)
  • Эйфман (4)
  • Архитектура (39)
  • Гауди (11)
  • Геометрия и символы (39)
  • Эшер (6)
  • Экопроблемы (39)
  • Романовы (35)
  • Моря и океаны (34)
  • Реки и озёра (15)
  • Бродский (32)
  • Непознанное (30)
  • справочники (12)
  • Шестидесятники (9)
  • Аксёнов (7)
  • Рюриковичи (8)
  • Возрождение (3)
  • северное возрождение (2)
Прочтите, это ВАЖНО:  Вебинар по теме потенциальные возможности рынка

Цитатник

«БУБНОВЫЙ ВАЛЕТ» АНТОНИНЫ ФЕДОРОВНЫ СОФРОНОВОЙ (1892-1966). ЧАСТЬ III А.Ф. Софронова (1892-1966.

«Великолепная пятерка» — 3 «Великолепная пятерка»-1 «Великолепная пятерка»-2 Музыка воодуше.

Писателя обидеть может каждый 3 марта — я, как обычно, почти не отмечается. Странно, что тако.

«Искристая» музыка Джоаккино Россини 228 лет со дня рождения .

ТОП лучших русскоязычных брокеров бинарных опционов:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Самый лучший брокер бинарных опционов. Подходит для новичков! Получите бонус за регистрацию счета:

6 шедевральных спектаклей БДТ, которые покорили зрителей и критиков Более ста лет назад .

Музыка

Кнопки рейтинга «Яндекс.блоги»

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

Почему солдаты боготворили генерала Петра Багратиона

Воскресенье, 08 Ноября 2020 г. 17:44 + в цитатник

БОГ РАТИ ОН!

Памятник генералу от инфантерии князю Петру Багратиону в Санкт-Петербурге

Как ни странно, жизнь героя Отечественной войны 1812 года до сих пор не изучена как следует: неизвестны ни точная дата его рождения, ни многие детали карьеры, ни обстоятельства личной жизни. Стараниями современников (а во многом и самого Багратиона) создан образ отчаянно храброго, по-солдатски прямого, малообразованного, но берущего смекалкой и напором полководца, фамилию которого восторженные соотечественники переиначили в «Бог рати он».

Но эта привычная картина не вполне соответствует фактам.

Начнем с того, что генерал не был прямым потомком грузинской династии Багратионов, как он неоднократно утверждал. Его дед Александр (Исак-бег), побочный сын картлийского царя Иесе, в середине XVIII века уехал в Россию, где грузинской знати жилось куда лучше, чем на раздираемой турками и персами родине. За ним последовал сын Иван Александрович, отправленный служить в пограничную крепость Кизляр. Там-то между 1765 и 1769 годами и родился будущий генерал Петр Иванович. Имя его матери до нас не дошло, но известно, что у Петра были младшие братья Александр и Роман (Реваз), тоже выбравшие военную карьеру.

Гарнизонная жизнь в Кизляре была одновременно скучной и опасной. Переправляясь через Терек, горцы угоняли скот, нападали на казачьи станицы, а иногда и на саму крепость. Для выживания нужно было научиться стрелять и рубиться саблей, и Багратион овладел этими навыками с детства. С остальными науками дело обстояло хуже: в начальной школе его кое-как выучили читать и считать, на чем образование и завершилось. Известно, что генерал почти не знал необходимого в свете французского языка, да и по-русски говорил с акцентом, а писал с множеством ошибок.

Ему хотелось не учиться и даже не жениться, а воевать. По сути подростком, в 1782 году он был принят сержантом в Астраханский пехотный полк, а годом позже получил боевое крещение в походе на чеченцев.

Владимир Серов. Князь Багратион ведет войска в атаку

В мае 1785 года большой отряд полковника Пиери направился в чеченский аул Алды, чтобы схватить мятежного Шейха Мансура. Аул разграбили и сожгли, но Мансур успел бежать и на обратном пути устроил русским засаду в лесной «зеленке». Большая часть отряда, насчитывавшего 1200 человек, была перебита или взята в плен. Сержанта Багратиона чеченцы нашли под грудой трупов и единственного отпустили на волю без всякого выкупа: по одной версии, за храбрость, по другой — в благодарность отцу, который в прошлом оказал Мансуру какую-то услугу.

Этот случай способствовал карьерному росту Петра Ивановича. Два года спустя князь Потемкин поручил ему сопровождать в Петербург посла Персии — не потому ли, что Багратион знал кроме родного грузинского персидский язык? В 1788 году его вместе с полком отправили на войну с турками, где он отличился при штурме Очакова. По некоторым сведениям, Багратион одним из первых ворвался в крепость, за что Потемкин произвел его из подпоручиков сразу в капитаны. В 1794м он, уже в чине майора, подавлял восстание Костюшко в Польше. Там Багратион познакомился со своим давним кумиром Суворовым, хотя сам утверждал, что Александр Васильевич приметил его еще при Очакове и даже подарил шпагу.

Там же Багратиона впервые увидел юный Денис Давыдов, позже назначенный к нему адъютантом.

В мемуарах поэт-партизан так вспоминал о своем командире: «Он любил жить роскошно: всего было у него вдоволь, но для других, а не для него. Сам он довольствовался весьма малым и был чрезвычайно трезв. Я не видал, чтобы он когдалибо пил водку или вино, кроме двух рюмок мадеры за обедом».

Современники пишут, что Багратион спал на соломе, ел с солдатами из одного котла, носил кавказскую папаху и бурку. Вспоминают его предельную честность: многие командиры уже тогда запускали руку в солдатское жалованье, а он, напротив, тратил на солдат свое. Не без гордости Петр Иванович писал военному министру Аракчееву: «Последнею копейкою моих верных и пою, и кормлю, и даю им за отличия. Я лучше умру, нежели возьму из суммы экстраординарной — умру честно и голый».

Дорогого стоит оценка будущего «проконсула Кавказа» генерала Алексея Ермолова: «Никто не напоминал менее о том, что он начальник. Солдатами он был любим чрезвычайно».

Встреча Багратиона и Кутузова под Шенграбеном.
Багратион разбил несколько крупных отрядов польских повстанцев и вместе с Суворовым взял штурмом Прагу, левобережную часть Варшавы, сбросив последних ее защитников в Вислу. Эта победа тесно связала двух полководцев: в 1799 году Багратион, только что ставший генералом, вместе с Суворовым отправился в Италию воевать с французами. В сражениях при Нови, Треббии, Сен-Готарде, в труднейшем переходе через Альпы он проявил не только храбрость, но и стратегический талант.

А потом Павел I, вдруг решивший помириться с Францией, отозвал русские войска домой. Не выдержав такого удара, престарелый генералиссимус заболел и по прибытии в столицу скончался. Багратион был с ним до самого конца, но злопамятный император не пустил его на похороны старшего друга, приказав срочно отправиться в свой полк.

Загладить обиду Павел решил, устроив свадьбу Багратиона с 18- летней графиней Екатериной Скавронской, одной из первых красавиц столицы. Но из этого брака, как из большинства павловских начинаний, не вышло ничего хорошего. Генерал Ланжерон вспоминал: «Багратион женился на внучатой племяннице кн. Потемкина. Эта богатая и блестящая пара не подходила к нему. Багратион был только солдатом, имел такой же тон, манеры и был ужасно уродлив. Его жена была настолько бела, насколько он был чёрен; она была красива как ангел, блистала умом, самая живая из красавиц Петербурга, она недолго удовлетворялась таким мужем».

Жан-Батист Изабе. Портрет княгини Екатерины Павловны Багратион, урожденной графини Скавронской (1783-1857). Миниатюра. 1817 год.
Скоро сплетники стали шептаться, что княгиня изменяет супругу. Причем все жалели именно ее, отданную в жертву «дикому кавказцу». Между тем «дикарь» боготворил свою ветреную Кити, упрашивал не покидать его. Тщетно — в 1805 году она под предлогом поправки здоровья уехала в Вену и вскоре оказалась в постели не кого-нибудь, а канцлера Австрийской империи князя Меттерниха. Да еще и родила от него дочь к восторгу петербургских сплетников.

Но даже после этого Багратион продолжал любить Екатерину — в походных вещах генерала после его смерти нашли табакерку с портретом жены. Перефразируя Суворова, в собственной семье Багратион получил больше ран, чем в сражениях. Во всяком случае, от такой семейной жизни он еще с большим рвением стремился под пули и ядра.

А.Ю. Аверьянов Князь П.И. Багратион в Бородинском сражении. Последняя контратака. 2005 г
Именно Екатерина Павловна, по ее собственному утверждению, способствовала очередному повороту судьбы Багратиона. Она убедила Меттерниха вступить в союз с Россией против Франции, после чего на помощь союзнику в 1805 году выступила армия Кутузова. Ее арьергардом командовал Багратион. Но пока русские добрались до театра военных действий, австрийцы были разбиты при Ульме и сдались. Кутузову пришлось отступать с боями, в ходе которых Багратион несколько раз спасал армию от гибели.

В одном из таких боев, под Шенграбеном, он предстал через много лет на страницах «Войны и мира». Толстой живописует, как в преддверии сражения преображается усталый, невыспавшийся полководец: «Круглые, твердые, ястребиные глаза восторженно и несколько презрительно смотрели вперед, очевидно, ни на чем не останавливаясь, хотя в его движениях оставалась прежняя медленность и размеренность». Во всех сражениях той войны — при Аустерлице, Прейсиш-Эйлау, Фридланде — Багратион играл важнейшую роль. В июле 1807 года вместе с последними русскими солдатами он переправляется через Неман в Тильзите, где вскоре Александр I и Наполеон подпишут мирный договор.

Торжествующий император Франции свысока бросил: «Генералов хороших у России нет, кроме одного Багратиона».

Похоже, так думали и в столичных салонах, где полководец стал героем. Придворные интриганы превозносили его, чтобы уменьшить влияние «сплоховавшего» Кутузова. Багратион купался в славе, охотно принимая приглашения и рассказывая о своих подвигах — вперемешку с солдатскими анекдотами и суворовскими афоризмами. В конце концов среди очарованных генералом дам оказалась сестра императора, 19-летняя великая княжна Екатерина Павловна. Тезка его неверной, но все еще любимой жены.

Не поэтому ли еще так увлекся генерал!

Конечно, между ними не было ничего серьезного: прогулки по аллеям Павловска при непременном присутствии фрейлин, разговоры за чаем, иногда робкое пожатие руки в полутемной зале. Но и этого хватило, чтобы разразился скандал, который умело подогревала императрица Елизавета Алексеевна. Страдая от измен мужа, она охотно воспользовалась случаем бросить тень на его избранницу. И в письмах конфидентам ядовито сообщала: «Великая княгиня рисковала бы погубить себя этой связью, но ее спасает уродство Багратиона».

Что оставалось Багратиону? Конечно, идти на войну — на сей раз со Швецией. Десант под командованием Петра Ивановича перешел по льду Балтику и подступил к Стокгольму, заставив шведов капитулировать. А вернувшись домой, генерал узнал, что Екатерина Павловна приняла предложение своего кузена Георга Ольденбургского.

Он всегда возил с собой и ее портрет. Второй и последней дамы своего рыцарского сердца.

Великая княжна Екатерина Павловна (1788-1818). Гравюра Жозефа Мекку с оригинала Жана-Анри Беннера.

Багратион понимал, что новая война не за горами и готовился к ней — уже в качестве главнокомандующего 2-й Западной армией, стоявшей на границе. В июне 1812 года мощный удар войск Наполеона, превосходящих русских и числом, и оружием, отбросил армию Багратиона от 1-й Западной, которой командовал военный министр Барклай де Толли. Только в августе 1812-го обе армии встретились у Смоленска, где Багратион тут же обвинил Барклая в измене. Больше того, попросил императора об отставке: «Куда угодно, а здесь быть не могу, и вся Главная квартира немцами наполнена так, что русскому жить невозможно, и толку никакого нет». Это же Петр Иванович высказал Барклаю и в лицо, о чем пишет штабной офицер Н. Жиркевич: «Ты немец! — кричал пылкий Багратион. — Тебе все русское нипочем!» — «А ты дурак, — отвечал невозмутимо Барклай, — хоть и считаешь себя русским».

Сальватор Карделли. Портрет князя Багратиона. Гравюр

Конфликт разгорался. В письме московскому губернатору графу Федору Васильевичу Ростопчину эмоции уже перехлестывают Багратиона: Барклай «подлец, мерзавец, тварь. генерал не то что плохой, но дрянной, и ему отдали судьбу всего нашего Отечества!» Недоумение современников на этот счет выразил публицист Н. Греч: «Да чем лифляндец Барклай менее русский, нежели грузин Багратион?»

Чтобы прекратить раздор, император назначил антагонистам общего начальника — светлейшего князя Кутузова, который 17 августа 1812 года, после оставления Смоленска, прибыл в штаб-квартиру армий в село Царево-Займище. Но это уж точно не могло успокоить Багратиона, который давно считал нового главнокомандующего плохим полководцем, интриганом и «политиком», что в его устах было худшим оскорблением. Достаточно привести еще одну цитату из письма графу Ростопчину: «Хорош сей гусь, который назван князем и вождем! Если особенного он повеления не имеет, чтобы наступать, я вас уверяю, что тоже приведет Наполеона к вам, как и Барклай. Теперь пойдут у вождя нашего сплетни бабьи и интриги».

Именно Багратион возглавил тех генералов, что требовали решающего сражения у стен Москвы. Только что назначенному Кутузову пришлось против своей воли согласиться с ним.

А.С. Чагадаев. Фельдъегерь Н. Матисон передает пакет генералу от инфантерии князю П. Багратиону в Бородинском сражении. 1996 г. Музей фельдъегерской службы в Москве.

Утром 26 августа у деревни Бородино две армии общей численностью 250 тысяч человек сошлись в крупнейшем сражении 1812 года. К вечеру треть из них были убиты или ранены. Судьба не уберегла и генерала от инфантерии князя Багратиона.

С началом битвы, наблюдая, как французские гренадеры под огнем пушек бросились в атаку, Багратион воскликнул: «Браво!» Участник сражения Н. Голицын писал по этому поводу : «Так сильно кипело в нем военнопоэтическое чувство, что он не мог удержаться от отдачи справедливости даже врагам». Французам удалось захватить флеши — укрепления, задним числом названные Багратионовыми. Около девяти часов утра (по другой версии — в 11) генерал возглавил контратаку гренадер на флеши, и в этот миг осколок ядра поразил его в ногу, раздробив бедренную кость. Какое-то время он еще держался в седле, но потом бессильно рухнул на руки подбежавших адъютантов.

Бегом отнесли его в полевой госпиталь, а оттуда перевезли в Можайск, где Петр Иванович продиктовал письмо царю: «Я довольно нелегко ранен в левую ногу пулею с раздроблением кости; но нималейше не сожалею о сем, быв всегда готов пожертвовать и последнею каплею моей крови на защиту отечества и августейшего престола».

Ф.А. Рубо. Раненого князя Багратиона увозят с поля боя (фрагмент панорамы «Бородинская битва»). 1912 г.

30 августа Багратиона доставили в Москву. Езда в карете по разбитой дороге сама по себе могла доконать раненого, а тут еще рана начала гноиться. Ростопчин, навестивший раненого в доме Тихонова на Большой Мещанской, оставил для истории сообщение, вызывающее сегодня досаду: «Сделать ему немедленную ампутацию не рискнули, так как ему было уже около 50 лет и кровь у него была испорчена». Роковое решение медиков.

2 сентября, когда в Москву уже входили французы, Багратиона вывезли в Троице-Сергиеву лавру, где врачи осмотрели его и предложили немедленно ампутировать ногу. Генерал отказался. Ему все же сделали операцию — после того, как перевезли в село Сима Юрьев-Польского уезда Владимирской губернии, имение князя Бориса Андреевича Голицына. И удалили осколок ядра, все это время остававшийся в теле и причинявший невыносимую боль. Но было уже поздно.

11 сентября князь Петр Иванович продиктовал адъютанту завещание, причастился, потом впал в забытье и утром следующего дня скончался.

Но Багратион не был бы самим собой, если бы на этом завершился его непредсказуемый жизненный путь. В 1839 году Николай I приказал перенести прах генерала из церкви села Сима на Бородинское поле и похоронить там с воинскими почестями. (Инициатива перезахоронения принадлежала генерал-лейтенанту Денису Васильевичу Давыдову, бывшему адъютанту князя.) В 1912 году, к столетию войны, могилу полководца отремонтировали и обнесли новой решеткой — прежнюю утащили запасливые крестьяне.

А в 1932 году в рамках борьбы с «наследием царского прошлого» Бородинский монумент был взорван вместе с расположенной рядом могилой Багратиона. Сотрудники местного музея с риском для жизни спасли часть разбросанных костей полководца и обрывки его одежды.

1987 год. Бородинское поле. Перезахоронение останков Петра Багратиона

«Стоят на гребне синих льдов Багратионовы солдаты. «

По черным скалам стлался дым,
Уж третий час, как батальоны
Вслед за фельдмаршалом своим
Карабкались по горным склонам.
Скользили ноги лошадей,
Вьюки и люди вниз летели.
Француз на выбор бил. Потери —
Давно за тысячу людей.
Темнело. А Багратион
Еще не обошел французов,
Он, бросив лошадей и грузы,
Взял гренадерский батальон
И сам повел его по кручам
Глубоко в тыл. Весь день с утра
Они ползли все ближе к тучам;
Со скал сдували их ветра,
С откосов обрывался камень,
Обвал дорогу преграждал.
Вгрызаясь в трещины штыками,
Они ползли. Суворов ждал.
А время шло, тумана клочья
Спускались на горы. Беда!
Фельдмаршал приказал хоть ночью
Быть в Сен-Готарде. Но когда
Последний заходящий луч
Уже сверкнул за облаками,
Все увидали: выше туч,
Край солнца зацепив штыками,
Там, где ни тропок, ни следов,
От ветра, как орлы, крылаты,
Стоят на гребне синих льдов
Багратионовы солдаты.
Константин СИМОНОВ.
Отрывок из поэмы «Суворов» (1938)

Прочтите, это ВАЖНО:  Как выбрать банк для кредита

Подвиги генерала вошли и в историю кулинарии

БАГРАТИОНОВЫ ФЛЕШИ ИЗ БОРОДИНСКОГО ХЛЕБА

Популярность Багратиона была огромна. Его портреты висели и в дворянских особняках, и в крестьянских избах, а на балах танцевали «багратионову кадриль». Дамы любили щеголять в головных уборах «a la Bagration», которые по форме напоминали каску. А сколько хвалебных стихов было посвящено герою Шенграбенского сражения!

Мужество российского генерала признали и недавние противники. В его честь французские повара создали два замечательных блюда: крем-суп из телятины и салат с курицей и сельдереем. Но если имя создателя салата «Багратион» доподлинно неизвестно, то суп «Багратион» придумал Антуан Карем — повар княгини Екатерины Павловны, вдовы Петра Ивановича Багратиона. Причем суп пережил и своего создателя, и княгиню: уже в 1900 году он открывал меню обеда в честь 200-летия 2-го Ростовского гренадерского полка.

А к 200-летию Отечественной войны 1812 года смоленский кулинар Ольга предложила в Интернете рецепт салата «Багратионовы флеши», в котором оборонительные укрепления сделаны из гренок на основе бородинского хлеба. Так просто и остроумно!

«Багратионов» по сей день готовят и в домашнем кругу, и в ресторанах. Известный московский шеф-повар Александр Филин признается, что подробных рецептов XVIII-XIX веков сохранилось мало. Потому над реконструкцией рецепта супа «Багратион» шеф-повар колдовал долго, подбирая, в частности, правильную жирность сливок и ароматический напиток для придания блюду пикантности.

РЕЦЕПТ СУПА «БАГРАТИОН»

Вам понадобится: 300 г телятины, 100 г курятины, 300 г костей, 100 г моркови, 100 г лука порея, 50 г корня сельдерея, 1,3 л воды, два желтка, 20 г муки, 100 г сливок и 30 г сливочного масла.

Сварите бульон из телятины, курятины и костей с кореньями и зеленью. Процедите. Мясо протрите сквозь сито и разведите бульоном. Добавьте взбитые два желтка, муку, сливки и сливочное масло. В горячий суп-пюре добавьте мелко нарезанные отварные макароны и 150 г мадеры для дам или 100 г рома или коньяка для кавалеров.

Раньше к супу обязательно подавали маленькие пирожки из слоеного теста, фаршированные костным мозгом.

РЕЦЕПТ САЛАТА «БАГРАТИОН»

Традиционный рецепт звучит так: 200 г корня сельдерея, 200 г вареного куриного филе (нарезанного небольшими полосками), 200 г спагетти, 150 г маринованных грибов (нарезанных ломтиками), 150 г мелко нарезанных свежих помидоров, мелко нарезанная зелень петрушки и 3 вареных яйца перемешать и залить 250 г майонеза, добавить молотый черный перец и соль по вкусу.

Краса русского войска. Пётр Иванович Багратион

Династия Багратионов считается одной из самых древних — в армянской и грузинской летописной традиции предком их являлся потомок легендарного библейского Давида по имени Наом, отстоящий всего на шестьдесят два поколения от прародителя всех людей Адама. От Наома род Багратионов ведется к Баграту III, который в 978 г. стал правителем Западной Грузии, а в 1008 г., объединив враждующие народы в самостоятельное государство, принял титул грузинского царя. Кроме того, среди предков прославленного русского полководца стоит выделить царя Давида IV Строителя, разбившего в августе 1121 г. огромную мусульманскую армию и освободившего родную страну от власти турок-сельджуков, знаменитую царицу Тамару, чья эпоха царствования именуется в истории Грузии «Золотым веком», царя Георгия V Блистательного, изгнавшего из Грузии в 1334 г. монгольские рати.

Один из ближайших предков Петра Багратиона, царь Вахтанг VI, в 1723 г. вместе с семьей и приближенными был вынужден покинуть свое царство (Грузия подверглась очередному турецкому нашествию) и перебраться в Россию. Его племянник — царевич Александр — впоследствии поступил на службу в русскую армию, дослужился до звания подполковника и принимал участие в сражениях на Северном Кавказе. В комендантской команде, размещенной в Кизлярской крепости, военную службу проходил и сын царевича — Иван Александрович Багратион. А 10 июля 1765 в его семье родился сын Петр.

Свои детские годы будущий великий полководец провел в родительском доме на Богом забытой окраине империи, вдалеке от столиц, дворцов и гвардейского блеска. Именно это объясняет практически полное отсутствие каких-либо сведений о его первых годах жизни. Известно лишь, что Петр какое-то время занимался в школе для детей офицеров, открытой при комендатуре Кизляра. На этом его обучение закончилось, и впоследствии многие известные личности, хорошо знавшие князя, отмечали его довольно посредственное общее образование. В частности, русский военачальник Алексей Ермолов в своих воспоминаниях писал: «Князь Багратион, с самых юных лет совершенно без состояния и без наставника, не имел средств получить воспитание… От природы одаренный счастливыми способностями остался он без образования и в возрасте семнадцати лет был определен на военную службу».

Любопытна история первого посещения Петром Ивановичем Северной столицы России. Анна Голицына (урожденная княжна Багратион) на обеде у Григория Потемкина попросила принять ее молодого племянника под свое покровительство. Светлейший князь тотчас же отправил за ним гонца. К несчастью, юноша прибыл в город совсем недавно и еще не успел обзавестись пристойной одеждой. Багратиона спас дворецкий княгини Голицыной, некто по фамилии Карелин, одолживший ему собственное платье. В итоге перед «великолепным князем Тавриды» Багратион предстал в кафтане с чужого плеча. Коротко переговорив с ним, Потемкин определил парня в мушкетеры. Таким образом, славный военный путь полководца начался в Астраханском пехотном полку, преобразованном позднее в Кавказский мушкетерский. К слову, история эта имела продолжение. В 1811 князь Багратион — уже известный народный герой — с друзьями и родственниками проводил лето у княгини Голицыной. Однажды, внимательно вглядевшись в проходившего мимо старого дворецкого, полководец узнал своего спасителя. Ни слова не говоря, Петр Иванович поднялся и обнял пожилого человека, а затем торжественно произнес: «Не забыл ли ты, добрый Карелин, как в кафтане твоем я явился к Потемкину? Без тебя, может статься, я не был бы тем, чем ты теперь меня видишь. Тысячу раз тебе спасибо!».

Свои первые шаги в армии Багратион делал на воинственном Кавказе, где Российская империя спорила с Ираном и Турцией за право обладать стратегически важным перекрестком торговых путей. После разгрома турков в войне 1768-1774 годов Северная Осетия и Кабарда оказались присоединенными к Российской империи, что привело к недовольству местного населения. Движение против русских возглавил исламский проповедник, известный под именем шейх Мансур. Страстные слова Мансура, доходчиво и просто объяснявшие народу мудреные религиозные послания, снискали ему славу, а также власть над тысячами воинов-фанатиков. На руку шейху сыграло и февральское землетрясение на Кавказе в 1785, воспринятое местными жителями как проявление предсказанного проповедником гнева Аллаха. Когла известия об объявившемся мятежном вожде и народных волнениях дошли до Санкт-Петербурга, там не на шутку забеспокоились. Генерал-поручик Павел Потемкин, являющийся командующим русской армией на Кавказе, разослал по аулам грозную прокламацию, в которой предписывал местным жителям «не внимать лжепророчествам обманщика сего». Помимо слов последовали и практические действия — в сентябре 1783 в Чечню отправился военный отряд полковника Пьери, имевший целью пленить мятежного шейха. Отряд был усилен батальоном кабардинцев, сотней казаков и двумя ротами Томского полка. Среди прочих был там и унтер-офицер Петр Багратион, адъютант командира. В октябре месяце произошло первое сражение с повстанцами, в результате которого силы Пьери заняли Ханкальское ущелье. Спустя некоторое время приступом было взято и предано огню родовое гнездо шейха, аул Алды. Однако главную задачу выполнить не удалось — заранее предупрежденный о приближении русских Мансур вместе со своими воинами успел раствориться в горах.

На пути домой во время переправы через Сунжу русский отряд угодил в засаду и был почти полностью уничтожен. В этом сражении нашел свою гибель полковник Пьери, а его молодой адьютант получил первое ранение. Собиравшие трофейное оружие чеченцы обнаружили Багратиона среди тел убитых. Мансур проявил благородство, запретив воинам мстить за уничтожение аула, и Петру Ивановичу удалось выжить. Согласно одной из версий чеченцы вернули Багратиона без выкупа, сообщив, что «шейх не берет за настоящих мужчин денег». По другой версии выкуп за унтер-офицера все-таки заплатили. Как бы то ни было Петр Иванович возвратился в часть и продолжил службу. В составе Кавказского мушкетерского полка будущий полководец участвовал в походах 1783-1786 годов, проявив себя мужественным и храбрым воином, а жестокие сражения тех лет стали для него первоклассной школой военного дела. Судьба же шейха Мансура, преподавшего Багратиону первые уроки военного искусства, оказалась, как того и следовало ожидать, печальной. Во главе верных соратников он продолжал сопротивляться вплоть до 1791, когда войска русских осадили крепость турков Анапу. Мансур сражался вместе с остальными защитниками твердыни, пытался подорвать пороховой погреб, однако был схвачен и выслан в Санкт-Петербург, где очень скоро скончался от чахотки.

В 1787 началась новая война с турками — Османская империя потребовала возврата Крыма, а также отказа России от протектората над Грузией и согласия на досмотр проходящих через Босфор и Дарданеллы судов. Получив категорическое «нет», султан Абдул-Хамид начал военные действия. В 1788 Кавказский мушкетерский полк оказался под Очаковым, где Екатеринославская армия генерал-фельдмаршала Потемкина-Таврического вела подготовку к штурму. Действовал главнокомандующий, к слову, в высшей степени вяло — штурм неоднократно откладывался, а осажденный турецкий гарнизон успел совершить две вылазки. Лишь в начале декабря 1788 в семь часов утра при 23-градусном морозе войска русских пошли на штурм. Продолжался он всего пару часов и был успешен. Отвага Багратиона, в числе первых ворвавшегося в крепость, был отмечена самим Суворовым. После этого Кавказский полк возвратился на Кавказ и принял участие в походе 1790 года против горцев и турок. В этом полку Петр Иванович оставался до середины 1792, последовательно пройдя все ступени от сержанта до капитана. А летом 1792 он был переведен в Киевский конно-егерский полк.

В марте 1794 в Польше вспыхнуло восстание, во главе которого встал участник войны за независимость Соединенных Штатов Америки, мелкопоместный шляхтич Тадеуш Костюшко. В мае этого года на подавление мятежа был отправлен крупный отряд под руководством Александра Суворова. В состав его входил и Софийский карабинерный полк, в котором к тому времени служил премьер-майор Багратион. В этом походе Петр Иванович проявил себя в качестве незаурядного командира, выказав не только исключительную храбрость в сражениях, но и редкостное хладнокровие, решительность и быстроту принятия решений. Суворов относился к Багратиону с доверием и нескрываемой симпатией, ласково называя его «князь Петр». В октябре 1794 двадцатидевятилетний Багратион получил звание подполковника.

В 1798 Петр Иванович — уже полковник — руководил шестым егерским полком. Однажды Алексей Аракчеев, любивший внешний порядок, нагрянул к Багратиону с внезапной инспекцией и нашел состояние вверенного ему полка «превосходным». Вскоре после этого князь получил звание генерал-майора. Во Франции тем временем происходили события, эхом отозвавшиеся по всей Европе. Великая французская революция, а также казнь Людовика XVI заставила европейские монархии разом забыть о прежних разногласиях и восстать против республики, самим существованием своим угрожающей устоям самодержавия. В 1792 Пруссия и Австрия, составив Первую коалицию, направили свои силы против Франции. Военные действия с переменным успехом шли вплоть до 1796, когда Итальянскую армию возглавил молодой генерал Бонапарт. Французы, уступая в вооружении и численности, в считанные месяцы изгнали австрийцев из Италии, а чуть позже под их контроль перешла Швейцария. Дабы остановить неуклонное расширение занятых французами территорий, в 1797 была образована Вторая коалиция, в которую вступила и Россия. В ноябре 1798 сорокотысячный корпус русских двинулся в Италию, а командующим объединенными русско-австрийскими силами был назначен Александр Суворов.

В этом походе Багратион стал незаменимым помощником легендарного фельдмаршала. Во главе авангарда русско-австрийского войска он принудил сдаться защитников крепости Брешиа, овладел городами Лекко и Бергамо, отличился в трехдневной битве на берегах рек Треббии и Тидоне, дважды был ранен. В августе 1799 французская и союзная армии сошлись у города Нови. В этом бою Суворов доверил Петру Ивановичу нанести главный удар, в конечном итоге, решивший исход битвы. Победы русского гения испугали союзников и, опасаясь усиления влияния России, австрийцы настояли на отправке войск русских в Швейцарию на соединение с корпусом Римского-Корсакова. Одновременно союзники вывели из страны свои силы, оставив русских одних перед превосходящими силами врага. В таких условиях осенью 1799 начался знаменитый Швейцарский поход Суворова.

Уже на марше выяснилось, что путь через Сен-Готардский перевал практически непроходим — дорогу удерживали значительные силы неприятеля. В ходе третьей атаки лучшие бойцы Багратиона пробрались через скалы в тыл оборонявшихся и заставили их, бросив артиллерию, поспешно отступить. В дальнейшем Петр Иванович неизменно руководил авангардом, первым принимая на себя удары противника и прокладывая сквозь французские заслоны дорогу в горах. У Люцернского озера выяснилось, что дальнейшее продвижение возможно только через заснеженный перевал под названием Кинциг. Решение провести солдат по горной тропке протяженностью восемнадцать километров, называемой ныне «тропой Суворова», могло быть продиктовано лишь абсолютной уверенностью командующего в силе духа своих людей. Спустя двое суток войска вышли в Мутенскую долину и оказались в окружении противника в каменном мешке практически без боеприпасов и продовольствия. Посовещавшись, генералы приняли решение прорываться на восток. Возглавивший арьергард генерал-майор Багратион прикрывал выход из окружения. В составе шестого егерского полка, ставшего ядром его отряда, в живых осталось лишь шестнадцать офицеров и не более трехсот солдат. Сам Петр Иванович получил очередное ранение. Кампания 1798-1799 годов поставила Багратиона в первые ряды отечественной военной элиты. Суворов без колебаний доверял «князю Петру» самые ответственные и опасные задания, называя его «наиотличнейшим, достойным высших степеней генералом». Однажды он подарил Петру Ивановичу шпагу, с которой тот не расставался до последних дней жизни. Вернувшись в Россию, князь стал шефом лейб-егерского батальона, развернутого впоследствии в лейб-гвардии Егерский полк.

В 1800 император Павел I в характерной для него бесцеремонной манере влез в личную жизнь Петра Ивановича, сосватав ему восемнадцатилетнюю фрейлину, внучатую племянницу Григория Потемкина, графиню Екатерину Скавронскую. Венчание прошло в сентябре 1800 в церкви Гатчинского дворца. Вместе супруги прожили не более пяти лет, а затем в 1805 жена Багратиона уехала под предлогом лечения в Европу. В придворных кругах различных стран княгиня пользовалась огромным успехом. Вдали от мужа она родила дочь, отцом ребенка по слухам являлся австрийский канцлер Меттерних. В Россию она так никогда и не вернулась.

В 1801 разногласия с Англией и Австрией привели к выходу России из войны с Наполеоном и заключению Парижского мирного договора. Однако мир этот длился недолго, и спустя четыре года Россия, Англия и Австрия основали Третью коалицию, нацеленную уже не против республики, а против принявшего титул французского императора Наполеона Бонапарта. Предполагалось, что, соединившись в Баварии, союзные силы (австрийская армия Мака и русская армия Кутузова) вторгнутся во Францию через Рейн. Однако ничего не вышло — в результате блестящего стремительного маневра французов силы австрийцев оказались окружены около Ульма и предпочли капитулировать. Кутузов со своей сорокотысячной армией оказался в сложнейшем положении. Лишенные какой-либо поддержки союзников, имея перед собой семь неприятельских корпусов, русские начали отходить на восток, ведя непрестанные арьергардные бои на протяжении четырехсот верст отступления. И, как и во время Швейцарского похода, отряд Багратиона прикрывал самые опасные участки, поочередно превращаясь то в арьергард, то в авангард.

Прочтите, это ВАЖНО:  Инвестиции в золото - сколько можно заработать

В ноябре 1805 авангард французских сил под командованием маршала Мюрата взял Вену и вышел к Цнайму, стараясь отрезать пути отхода Кутузову. Положение русских стало критическим, и Петр Иванович получил приказ любой ценой остановить Мюрата. Согласно воспоминаниям участников, выставляя шеститысячный отряд русских воинов против тридцатитысячного авангарда противника, Михаил Илларионович перекрестил князя, прекрасно понимая, что отправляет его на верную гибель. В течение восьми часов Багратион отражал у селения Шенграбен яростные атаки французов. Русские не бросили своих позиций, даже когда враг, обойдя их, ударил в тыл. Лишь получив известие, что основные войска находятся вне опасности, Петр Иванович во главе отряда штыками проложил дорогу сквозь кольцо окружения и вскоре присоединился к Кутузову. За Шенграбенское дело шестой егерский полк — первый в русской армии — получил серебряные трубы с Георгиевскими лентами, а командир его был удостоен звания генерал-лейтенанта.

Во второй половине ноября 1805 Михаил Илларионович, под давлением императора дал Наполеону генеральное сражение у Аустерлица. Самоуверенность царя имела самые печальные последствия. Стремительной атакой французы рассекли надвое и окружили основные силы союзников. Уже спустя шесть часов после начала сражения русско-австрийская армия была обращена в бегство. Лишь отдельные отряды на флангах под командованием Дохтурова и Багратиона не поддались панике и, сохранив боевые порядки, отошли. После Аустерлицкой битвы Третья коалиция распалась — Австрия заключила с Наполеоном сепаратный мир, а русские войска вернулись домой.

В сентябре 1806 против Франции была оформлена Четвертая коалиция, состоявшая из России, Швеции, Пруссии и Англии. В октябре прусский король предъявил французскому императору ультиматум, содержащий требование отвести армии за Рейн. В ответ Наполеон наголову разгромил пруссаков, выученных, главным образом, парадному шагу, в сражениях при Иене и Ауэрштадте. Оккупировав страну, французы двинулись навстречу русским, которые (в который уже раз) в одиночку остались один на один с грозным противником. Однако теперь место главы русской армии занимал престарелый и совершенно не способный к руководству фельдмаршал Михаил Каменский. Вскоре Каменского сменил Буксгевден, а его, в свою очередь, генерал Беннигсен. Передвижения войск сопровождались непрерывными стычками, и по установившейся со времен Швейцарского похода традиции командование арьергардом или авангардом русской армии (смотря по тому, наступала она или отступала) практически всегда доверялось Багратиону. В конце января 1807 Петр Иванович получил от Беннигсена приказ выбить французов из городка Прейсиш-Эйлау. По обыкновению князь лично повел свою дивизию в бой, враг был отброшен, а на следующий день две армии сошлись в генеральном поединке.

После кровавой битвы, победу в которой каждая из сторон приписывала себе, русские войска ушли в сторону Кенигсберга. Багратион по-прежнему командовал авангардом и все время находился с противником в плотном контакте. В начале июня он обратил в бегство неприятеля у Альткирхена, а уже спустя четверо суток сдерживал атаки французской кавалерии у Гутштадта, пока главные силы укреплялись в окрестностях Гейльсберга. В июне 1807 состоялось сражении под Фридландом, в котором русские войска потерпели поражение. В этом бою Багратион командовал левым флангом, по которому был нанесен главный удар противника. Артиллерийский огонь в сочетании с непрерывными атаками опрокинул части Петра Ивановича, который со шпагой в руке распоряжался в гуще боя, ободряя солдат своим примером. На правом фланге армия русских оказалась в еще более худшем положении — атаковавшие с трех сторон французы сбросили войска Горчакова в реку. Битва окончилась поздним вечером — русское войско лишь частично сохранило боевые порядки, и то, благодаря умелым действиям Багратиона, награжденного за Фридланд золотой шпагой с надписью «За храбрость». После этого французский и российский императоры перешли к мирным переговорам, увенчавшимся заключением Тильзитского мира.

В 1808 Багратион отправился на русско-шведскую войну. Будучи назначен командиром пехотной дивизии, он занял Вазу, Христианштадт, Або и Аландские острова. Составленный Александром I план решительного удара по шведам включал в себя зимний поход к Стокгольму по льду Ботнического залива. Большинство генералов, в том числе и главнокомандующий граф Буксгевден, категорически возражали против этого мероприятия, справедливо указывая на огромный риск, связанный с продвижением огромного количества войск и артиллерии по весенним льдам. Когда присланный императором для организации похода граф Аракчеев обратился за консультацией к своему старому знакомому Багратиону, то получил скупой ответ: «Скомандуете — пойдем». Став во главе одной из трех колонн, Петр Иванович успешно достиг шведского берега и занял местечко Гриссельгам поблизости от Стокгольма.

В короткий промежуток времени между войной со шведами и Отечественной Багратиону пришлось посетить Молдавию. В конце лета 1809 он возглавил Молдавскую армию, которая третий год без особых результатов действовала против Турции. Ходили слухи, что новое назначение явило собой почетную ссылку. Дело было в увлечении прославленным полководцем, овеянным славой военных походов, великой княжны Екатерины Павловны. Дабы пресечь непозволительный роман, Петра Ивановича произвели в генералы от инфатерии и послали воевать с турками. Прибыв на место, Багратион с суворовской решительностью и быстротой приступил к делу. Не снимая блокады Измаила, с войском всего в двадцать тысяч человек он в течение августа взял несколько городов, а в начале сентября наголову разбил корпус отборных войск турков, затем осадил Силистрию, а спустя три дня взял Измаил. На помощь осажденным в Силистрии туркам двинулись войска великого визиря, численность которых не уступала численности русского осадного корпуса. Багратион разгромил их в октябре в битве у Татарицы, а затем, узнав о том, что к Силистрии подходят основные силы великого визиря, благоразумно переправил войска через Дунай, чем вызвал неудовольствие государя. Весной 1810 Петра Ивановича на посту командующего сменил граф Николай Каменский.

К тому времени Петр Иванович, без сомнения, являлся любимцем всей русской армии и пользовался у солдат и офицеров безграничным доверием. Уважение своих людей князь заслужил не только редкостной храбростью на поле брани, но и чутким отношением к нуждам солдат, постоянно заботясь о том, чтобы его воины были здоровы, хорошо одеты, обуты и вовремя накормлены. Обучение и воспитание войск Багратион строил на базе разработанной великим Суворовым системы. Подобно своему учителю он прекрасно понимал, что война есть опасный и тяжелый труд, в первую очередь, требующий упорной подготовки, самоотдачи и профессионализма. Неоспорим его вклад в разработку практики ведения арьергардных и авангардных сражений. По единодушному признанию военных историков, Петр Иванович являлся непревзойденным мастером организации этих весьма сложных видов боя. Используемые князем методы управления войсками всегда отличались тщательной планировкой предстоящих действий. Внимание к деталям выразилось и в багратионовском «Наставлении пехотным офицерам в день сражения» подробно рассматривавшим действия в колоннах и в рассыпном строю, а также методы ведения огня с учетом местности. Особое внимание Петр Иванович обращал на поддержание в солдатах веры в силу русского штыка, воспитание в них духа отваги, смелости и упорства.

В начале сентября 1811 Багратион занял место командующего расквартированной на Украине Подольской (позднее второй Западной) армии. На случай вторжения Наполеона был разработан план, согласно которому одна из трех армий русских брала на себя удар основных сил неприятеля, в то время как остальные действовали в тыл и во фланги французов. Этот проект, созданный прусским военным теоретиком Пфулем, изначально являлся порочным, так как не рассматривал возможность одновременного продвижения врага по нескольким направлениям. В итоге к началу войны силы русских оказались раздробленными, насчитывая всего 210 тысяч против 600 тысяч воинов «Великой армии», вступившей в пределы России в ночь на 12 июня 1812 близ города Ковно. Директивы, поступающие в армии, ясности не вносили, и Петр Иванович на свой страх и риск принял решение отводить силы к Минску, где намеревался объединиться с первой армией. Этот поход явил собой довольно сложный фланговый маневр, выполненный в непосредственной близости к противнику. Французы угрожали тылу и флангу, корпус Даву отрезал пути отхода второй армии с севера, заставляя Багратиона постоянно изменять направление движения. Бои же с превосходящими силами французов грозили огромными потерями и, соответственно, утратой приобретаемого от объединения русских армий преимущества.

К середине июля корпусу Даву удалось перекрыть путь стремившейся переправиться на противоположный берег Днепра армии Багратиона. В районе Салтановки произошла ожесточенная битва, после которой русские вышли к Смоленску и успешно объединились с основными силами. Марш второй армии по праву вошел в число выдающихся деяний военной истории. Оценивая значение похода, один военный писатель первой половины девятнадцатого века отмечал: «Глядя на карту и взявши для проверки циркуль в руки, легко даже при поверхностном взгляде убедиться, как мало князю Багратиону было оставлено шансов для достижения соединения. Да будет разрешено мне задать один вопрос — был ли какой-нибудь генерал когда-либо поставлен в положение более критическое и вышел ли какой-либо военный из подобного положения с большею честью?».

В середине августа под давлением общественности российский император был вынужден назначить на место командующего русской армией выдающегося полководца Михаила Кутузова. Вопреки установленной военной стратегии, заключающейся в том, что победа достигается разгромом врага в генеральном сражении, фельдмаршал постановил выводить силы русских из-под удара и изматывать неприятеля в арьергардных стычках. Переход в контрнаступление командующий планировал лишь после усиления армии резервами и численного превосходства над врагом. Вместе с отходом на восток на захваченных французами землях стихийно развертывалось партизанское движение. Петр Иванович одним из первых осознал, насколько мощным является эффект совместных действий вооруженного народа и регулярной армии. Во второй половине августа в Колоцком монастыре состоялась встреча Багратиона и Дениса Давыдова, результатом которой стал приказ: «Ахтырского гусарского полка подполковнику Давыдову. Извольте взять пятьдесят гусар полка и от генерал-майора Карпова сто пятьдесят казаков. Предписываю вам принять все меры, дабы тревожить неприятеля и стремиться забирать фуражиров их не с фланга, а в тылу и в середине, расстраивать парки и обозы, сносить переправы и отбирать все способы». Расчет Багратиона на действенность диверсионной деятельности во вражеском тылу полностью оправдался. Очень скоро партизаны при поддержке главнокомандующего сражались на всей оккупированной территории. Помимо отряда Давыдова, сформированы были партизанские группы под руководством генерала Дорохова, гвардии капитана Сеславина, капитана Фишера, полковника Кудашева и многих других.

22 августа 1812 русская армия оказалась в районе Бородина, перекрыв две ведущие на Москву дороги (Старую и Новую Смоленские), по которым наступали французы. Замысел Михаила Илларионовича заключался в том, чтобы, дав противнику оборонительное сражение, нанести ему максимальный урон и изменить соотношение сил в свою пользу. Позиция русских занимала по фронту восемь километров, левый фланг примыкал к труднопроходимому Утицкому лесу, а правый — у деревни Маслово к Москве-реке. Самым уязвимым участком позиции являлся левый фланг. Кутузов писал в своем послании Александру I: «Слабое место позиции сей, находящееся с левого фланга, я постараюсь исправить искусством». В этом месте главнокомандующий поставил самые надежные войска второй армии Багратиона, приказав укрепить фланг земляными сооружениями. У деревни Семеновской было устроено три полевых укрепления, впоследствии получивших название Багратионовых флешей. Западнее деревни, в километре от русских позиций, находилось передовое укрепление — Шевардинский редут. Бой за него, разыгравшийся 24 августа, стал кровавой и грозной прелюдией к сражению. Наполеон бросил тридцать тысяч пехоты и десять тысяч конницы против оборонявшего укрепление двенадцатитысячного русского отряда. Жестокий картечный и ружейный огонь в упор сменила рукопашная схватка. Под напором противника русские организованно отошли, однако в семнадцать часов дня Багратион лично повел гренадерскую дивизию в контратаку и выбил французов из редута. Схватка продолжалась до темноты и лишь поздно вечером, согласно приказу Кутузова, Петр Иванович оставил позицию. Бой за редут выявил намерение Наполеона нанести основной удар по левому крылу армии русских — именно на этом направлении он сосредоточил главные силы.

К решающему сражению, согласно существовавшему военному обычаю, готовились как к смотру — все офицеры тщательно брились, переодевались в чистое белье, надевали парадные мундиры и ордена, султаны на кивера и белые перчатки. Благодаря этой традиции можно практически достоверно представить князя в его последнем сражении — с тремя звездами орденов святых Владимира, Георгия и Андрея, с голубой Андреевской лентой. Бородинская битва началась на рассвете 26 числа артиллерийской канонадой. Французы первым делом ринулись к деревне Бородино, однако то был отвлекающий удар — главные события развернулись у батареи Раевского и на Багратионовых флешах. Первая атака состоялась около шести часов утра. Войска «железного» маршала Луи Даву были остановлены ураганным артиллерийским и ружейным огнем. Спустя час последовала новый штурм, в ходе которого французы добрались до левой флеши, однако вскоре были оттуда выбиты контратакой. Неприятель подтянул резервы, и в восемь часов была организована третья атака — несколько раз флеши переходили из рук в руки, но в итоге русские удержали их. В течение четырех последующих часов корпуса Нея, Мюрата, Даву и Жюно еще пять раз предпринимали отчаянные попытки добиться успеха. Самой яростной стала восьмая атака, которую русские войска встретили штыковым ударом. Военный историк Дмитрий Бутурлин, являвшийся участником этого боя, отмечал: «Последовала ужасная сеча, в коей с обеих сторон были истощены чудеса сверхъестественной храбрости. Артиллеристы, конные и пешие обеих сторон, перемешавшись вместе, представляли ужасное зрелище громады воинов, препирающихся с бешенством отчаяния». В ходе восьмой атаки осколок ядра раздробил князю левую ногу, однако Багратион оставался на поле боя, пока не удостоверился в том, что кирасиры отбросили французов.

С большим опозданием из раны полководца были удалены инородные тела, включая осколок ядра. Рана была признана докторами чрезвычайно опасной и причиняла князю нестерпимую боль, однако от ампутации Петр Иванович наотрез отказался. В одном из последних писем императору он говорил: «Я нималейше не сожалею о сем ранении, всегда быв готов пожертвовать на защиту отечества и последнею каплею моей крови. » Полководца, прожившего на полях сражений всю жизнь, отвезли в имение его хорошего товарища, князя Бориса Голицына — в деревню Симы во Владимирской губернии. 12 сентября 1812, спустя семнадцать дней после ранения, Петр Багратион умер от гангрены.

В 1839 знаменитый Денис Давыдов предложил Николаю I перенести прах генерала, имя которого стало символом русской военной славы, на место Бородинской битвы. Император согласился с этим, и с тех пор на Курганной высоте, где когда-то высилась батарея Раевского, стояло простое черное надгробие — могила Багратиона. В 1932 могила прославленного полководца подверглась варварскому разорению, памятник был восстановлен лишь спустя полвека, а останки Багратиона, обнаруженные среди мусора, были торжественно перезахоронены.

По материалам книги А. Микаберизде «Лев русской армии» и еженедельного издания «Наша история. 100 великих имен»

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Брокер бинарных опционов, выдающий бонусы за регистрацию:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Самый лучший брокер бинарных опционов. Подходит для новичков! Получите бонус за регистрацию счета:

Добавить комментарий